Ехал к грекам

— Теперь я убеждаюсь, что в Греции все есть!
— Нееее, головы лошадей мы с собой привезли
и одну им подарили. Вот теперь у них все есть!

 

 

Привет, Человече!
Сучил ли ты когда-нибудь копытами при посадке самолета, бежал ли ты по трапу, скорее-скорее в автобус, поехали быстрее, что же вы не едете, привет отпуск, ура и все такое, потому что тебя ждут греки? С нами такое случилось.

 

 

Впервые мы поехали на Крит в поисках территории, свободной от русской речи. И нам это удалось. Англичане, французы, немцы и греки, конечно же. Итальянский мафиози в бегах, скрывающийся под изгвазданным то ли в крови, то ли в кетчупе фартуком повара, аутентичные таверны на краю земли, безлюдные пляжи, гектары оливковых рощ, по которым катайся-не-хочу, миллиарды котиков. Все это было настолько прекрасно, что мы не могли не вернуться. И вернулись. А потом еще. И еще обязательно вернемся, несмотря на то, что Греция рискует превратиться в Новую Турцию в головах русских. Нам обидно наблюдать, как русские, приезжая в Грецию (да что там скрывать, в любую страну), ведут себя, как полные чмошники.

 

Оливковые рощи на Крите.

 

Мы не хотим, чтобы греки поголовно выучили русский и стали понимать разговоры туристов, потому что сейчас незнание английского языка русским туристом — практически единственный фактор, удерживающий на плаву относительно высокое мнение о русских в глазах греков.

 

Панорама Коккини-Хани.

 

Нам было адски неприятно, когда седовласый гражданин, пьяный в дрова, не хотел платить по счету, ибо “ну чо я буду полтос разменивать” и жаловался нам, что эти черти не понимают его чистейший русский. А после этого требовал поставить привезенный с родины диск с блатняком. Мы уже подумываем выучить эсперанто и разговаривать в отпуске исключительно на нем, чтобы никто, никто, не подошел бы к нам с целью пообщаться на родном языке.

Греки очень открытые и гостеприимные, они не делят людей по национальностям (пока, тьфу-тьфу-тьфу). Если ты нормальный, тебя полюбят, если неадекват, сам виноват.

 

Где-то рядом.

 

Нам крайне повезло, и в прошлом году мы познакомились с прекрасными греками, которых любим всеми нашими душами. И теперь в заморские страны нас манят не только котики, которые, кстати, нас продинамили, сменили поколение и теперь делают вид, что пра-пра-кошки не рассказывали им о завтраках, обедах и ужинах в нашем номере.

В прошлом году мы практически жили в таверне “Амброзия”. Это настолько домашнее место с восхитительными людьми, из которого невозможно уйти просто так. Хотя бы, потому что тебя не отпускают. И кормят потрясающе вкусно, а порции настолько огромны, что если ты не уверен в себе и объеме своего желудка, лучше сначала закажи половинуку порции. Так можно.
Мы облазили много едальных заведений нашей части побережья, но такой атмосферы не встречали больше нигде.

 

Таверна «Амброзия».

 

В совсем далеком 1996 году Никос и Мария открыли “Амброзию”. Сначала это было заведение для местных, потому что прибрежная полоса еще не была застроена отелями (сейчас, правда, отели тоже не громоздятся), с появлением отелей, пришли туристы. Никос поведал нам, что за все время работы, через таверну прошло более 45 сотрудников. Он подбирал людей, которым действительно нравилось здесь работать. Кому не нравилось, уходили сами, и никто не плакал. И, к чести Никоса, нонешний коллектив просто прекрасен.
Кстати, практически все греки, которых мы спрашивали, нравится ли им их работа, отвечали:
— Если тебе не нравится твоя работа, зачем на ней работать?
Справедливо же.

Каждый вечер раздается убедительный чпок вынимаемый из бутыли пробки и Никос выходит в зал с неизменно полным фужером беленького винца. Обходит посетителей с целью удостовериться, что все сыты, напоены и довольны. О нас он настолько заботился, что несколько раз мы были на грани слепоты на почве пережора.

 

Сатирис — штатный кот «Амброзии».

 

Мы считаем, что самое большое достижение Никоса в плане развития таверны то, что он заманил Теодора работать у себя старшим официантом. Но это сугубо наше личное мнение. Теодор, проходивший у нас первый год под кодовым именем “Иззард” (в силу своего сходства с Эдди Иззардом в его нынешнем состоянии), потрясающий человечище. Мы его адски обожаем. Вместе с остальными сотрудниками таверны, он устраивает веселую возню.

 

 

Вот мы не знаем, Человече, есть ли у тебя круг друзей, с которыми ты можешь совместно страдать идиотизмом той или иной степени тяжести? У нас есть, чему мы несказанно рады. Но мы особо не встречали подобные ячейки общества в нашем окружении. А тут встретили. Люди разных возрастов, которым комфортно вместе и которые занимаются такой же фигней, как и мы. Как же приятно на это смотреть. И тем паче, участвовать.
Скорее всего, именно поэтому они нам так и дороги.

 

Теодор и Алекс балуются.

 

Если ты, Человече, когда-нибудь попадешь в “Амброзию”, скажи им: “Гуляй, рванина”. И посмотри, что будет [:]

Конечно же, мы не могли не спросить греков, как им живется.

 

Никос.

 

Никос
52 года
Хозяин таверны “Амброзия”

Работает с 8 лет. Первая работа была на ферме отца.
Получил разносторонний опыт на огромном количестве работ и в итоге в 1996 году открыл “Амброзию”. Очень любит свою работу. В кризис изменилось соотношение посетителей таверны: раньше было 90% греков и 10% туристов, теперь наоборот.
В сезон работает без выходных. Отдыхает только один день 15 августа (летняя Пасха).
Всегда развивается, слушает, что говорят люди.
Лучшим в своей работе считает возможность делать людей счастливыми.
Худшим, ситуации, когда люди огорчаются.
Хобби — работа и выращивание милой свиньи, которую полюбил всем сердцем и боится, что не сможет зарезать.
Зимой собирает оливки и варит раки.
Спит 9-10 часов.

 

Теодор.

 

Теодор
40 лет
Старший официант в таверне “Амброзия”

Начал работать с 9 лет официантом в кафе отца.
Жены Никоса и Теодора двоюродные сестры. 12 лет назад Никос позвал его работать к себе. Так и остался.
ОЧЕНЬ любит свою работу. Нравится любая работа, которую он делает, потому что то, что не нравится он не делает в принципе.
В сезон работает практически без выходных, в лучшем случае получается отдохнуть 1 день в неделю.
С приходом кризиса никогда нет денег в кармане, как бы много не вкалывал.
Никогда не нарушал профессиональную этику. Всегда следит за ситуацией и предотвращает любые конфликты.
Лучшее в работе — возможность пить пиво на рабочем месте. Больше всего расстраивается, если случаются противоречия в коллективе.
Хобби — пазлы и рыбалка.
В сезон спит по 3-5 часов. Зимой, если нет работы, впадает в спячку.

 

Ёж и Алекс. Алекс справа [:]

Алекс
22 года
Официант в таверне “Амброзия”
Работает с 17 лет, помогал отцу на стройке.
Дружит с дочкой Никоса с детства. 2 года назад пришел к Никосу и испросил работы.
Работу любит.
Денег на одно себя одного хватает (благо, парниша холостой).
В кризис для него лично ничего не изменилось.
Отдыхает 2 дня в месяц.
Профессиональную этику никогда не нарушал, всегда был с клиентом мил и приветлив, если клиент выбешивал, бил стены, но всегда возвращался с улыбкой. Если не может справится с проблемой, обращается к Теодору, который все всегда разруливает.
Лучшим в своей работе считает возможность хорошо проводить время с соратниками и посетителями.
Худшим — вставать по утрам и убираться в таверне перед открытием.
Хобби — футбол.
Зимой или работает, или получает дотацию от правительства, на которую и живет.
Спит примерно по 7 часов.

 

Стэн и Алекс играются. Стен справа [:]

Стэн
25 лет
Повар в таверне “Амброзия”

Работает с 14 лет. Собирал на пляже плату за шезлонги и приносил напитки.
В “Амброзию” попал в 2009 году после кулинарного техникума. Ибо его отец дружен с Никосом.
Очень нравится его работа.
Учитывая кризис, зарплата устраивает, но, конечно, для того, чтобы делать все, что захочет, не хватает. В последнее время стало меньше туристов, меньше работы, соответственно, меньше денег.
В сезон работает без выходных.
Никогда не нарушал профессиональною этику. (Кушай в Амброзии, там тебе не наплюют в суп!)
Нравится создавать что-то новое и делать людей счастливыми. Не нравятся неприятные клиенты.
Хобби — раньше занимались с отцом авиамоделизмом, но теперь нет времени.
Зимой собирает оливки и работает в кафе отца (кафе для местных).
Спит по 6 часов.

 

Михаил.

 

Михаил
51 год
Хозяин двух меховых салонов

Работает с 15 лет. Начинал автослесарем, потом работал мясником, далее работал на фейсконтроле к ночном клубе, потом работал телохранителем начальника местного отделения Nescafe, а теперь владеет двумя меховыми салонами.
Работа нравится 50/50. До кризиса швырялся деньгами, ездил по Ибицам, теперь тратит их разумно. Считает, что получает хорошие деньги за свою работу. В сезон не сидит в офисе, а приезжает разруливать дела по необходимости.
Лучшими в своей работе считает две вещи: 1) деньги, 2) то, что в его салонах работают русские женщины (вот так вот). Худшее в работе то, что она никогда не кончается и сжирает много времени.
Хобби — бокс.
Зимой занимается боксом и отсыпается.

 

Георгий просил не показывать тебе его лицо, поэтому мы публикуем фото какого-то мужчины из Ираклиона.

 

Георгий
33 года
Владелец “Senso Cafe”

Начал работать в 17 лет, после окончания школы, на заправке.
Открыл “Senso Cafe” 5 лет назад рядом с мини-маркетом своих родителей.
Очень любит свою работу.
Работает каждый день, кроме 1 января и пятницы перед пасхой.
Кафе открывается в 9 утра и до последнего посетителя.
Брат помогает в работе, иногда заменяет Георгия на несколько дней, если очень нужно.
Спит около 7 часов в день.
Достатком относительно доволен.
С наступлением кризиса стал больше задумываться о будущем и аккуратней тратить деньги.
Никогда не выходит за рамки профессиональной этики. Единственный раз попросил неадекватного человека удалиться, и то без применения физической силы.
Считает лучшим в своей работе — знакомство с разными людьми. Худшим — иногда слишком много пьет на работе и, когда знакомые, при наличии жен/девушек/мужей/парней, приходят в кафе с посторонними женщинами/мужчинами и ведут себя с ними отнюдь не целомудренно.
Хобби — теннис.
Всю зиму работает.

 

Тут недалеко.

 

Удивительное рядом.
Мы спрашивали греков, зачем они производят шубы, если у них всегда тепло? На что они смеялись конями и говорили, что эти шубы появились недавно и с расчетом на обитателей холодных стран, особенно русских. Но тем не менее, греки, не связанные с шубным бизнесом, считают это абсурдом. Ура!
Греческие коты презирают оливки.
Да, греки дома едят греческий салат.

 

Шубу кому?